[ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД]


ШОГИ ЭФФЕНДИ: АВТОР ПЛАНОВ ОБУЧЕНИЯ ВЕРЕ

А.Нахджавани



I

Чета основных тем Хранительства


Многочисленными были попытки проанализировать события, связанные с жизнью Шоги Эффенди, и в особенности те достижения, которые происходили под его бдительным оком и были результатом его инициатив в течение тридцати шести лет его Хранительства. Разумеется, лучшим исследованием этих тридцати шести лет стала блестящая история, написанная Аматул-Баха Рухиййей-ханум в ее книге Бесценная жемчужина.

В первые годы своего пастырства Шоги Эффенди пришлось утверждать свое положение во внешнем мире и у властей Святой Земли, учитывая нападки нарушителей Завета. Эти нарушители Завета надеялись претендовать на право попечительства над Святыми местами бахаи после Вознесения Абдул-Баха. Помимо этого Шоги Эффенди должен был утвердить законное право бахаи на владение и попечительство над Наисвятым Домом в Багдаде в глазах правительства страны и, в конечном счете, на международном уровне, под пристальным вниманием Лиги Наций. Несомненно, он также знал, что должен предоставить западному миру достоверные переводы на английский язык нескольких томов Писаний Бахауллы, а также адекватное изложение содержания Повествования Набиля. Кроме того, в Бахджи нужно было очистить территорию вокруг Наисвятой Усыпальницы от присутствия нарушителей Завета, а в Хайфе ему пришлось кропотливо, один участок за другим, приобретать землю, прилегающую к Усыпальнице Баба. На Востоке он должен был обеспечить приобретение важнейших Святых мест в Иране и Турции, а также исторических объектов в этих странах, связанных с событиями Героического века нашей Веры. Он должен был еще больше обогатить литературу Веры, раскрыв видение Бахауллы относительно развития еще не родившейся цивилизации бахаи и удовлетворив потребность верующих и общественности в подлинной, толковательной и вдумчивой истории событий Апостольского века и их связи с эволюцией Переходного века.

Однако из всего многообразия обязанностей, стоявших перед ним, две основные темы носили конституционный характер и в действительности лежали в самой сердцевине целей и замыслов Откровения Бахауллы. Эти две темы уходят корнями в три хартии: Скрижаль к Кармель, явленную Бахауллой, Волю и Завещание Абдул-Баха и его Скрижали Божественного Плана, адресованные североамериканской общине бахаи. Первые две хартии касались возведения основ будущего Мирового порядка Бахауллы, а третья была отчетливым призывом Центра Завета к распространению Веры, ведущему к духовному завоеванию планеты. Эти две темы были тесно и неразрывно связаны между собой, поскольку, с одной стороны, распространение Веры невозможно без адекватной административной структуры, координирующей и направляющей ее различные виды деятельности, а с другой стороны, само существование должным образом функционирующего Административного порядка не может быть оправдано и упрочено, если не будет постоянно поддерживаться параллельное развитие на поприще обучения Вере.

Эти две линии деятельности бахаи должны были развиваться систематически, идти параллельно друг другу и укреплять свою соответствующую операционную деятельность. Первая линия должна была привести мир бахаи к уровню способности, позволяющей ему выдержать вес обещанного института на вершине Административного порядка, а именно Всемирного Дома Справедливости. Вторая параллельная линия заключалась в разработке способов и средств осуществления пожеланий Абдул-Баха, озвученных Им в Его бессмертных Скрижалях Божественного Плана.

В этой вступительной преамбуле мы сначала кратко рассмотрим, каким образом Шоги Эффенди терпеливо создавал институты Административного порядка и обеспечивал их способностью взять на себя ответственность за реализацию положений Божественного Плана Абдул-Баха.

В своем предисловии к книге «Бог проходит рядом» Шоги Эффенди определяет ту жизненно важную роль, которую Хранительство играло с 1921 по 1944 год в формировании и применении принципов учения Веры. Заявление, сделанное им по этому поводу, лучше всего выражено его собственными словами:

[Эти принципы учения] вначале были задуманы жесткими, сложными и суровыми, [впоследствии] были преобразованы, расширены и смягчены в последующем Законоцарствии, затем разъяснены, подтверждены и усилены назначенным Толкователем, и, наконец, систематизированы и повсеместно применены как к отдельным людям, так и к институтам.(Бог проходит рядом, xvii)

Четыре этапа в приведенном выше предложении явно относятся к Бабу, затем к Бахаулле, далее к Абдул-Баха, а наконец к вкладу, внесенному самим Хранителем.

В приведенном выше отрывке мы видим, что Шоги Эффенди рассматривал в качестве роли своего Хранительства не только направлять мир бахаи к повсеместному применению принципов учения, законов и указаний Откровения Бахаи в той степени, в какой это позволяли способность и обстоятельства общин бахаи, но и дать массе верующих возможность применять эти принципы учения в работе институтов Административного порядка — институтов, которые только что были формально созданы и которым суждено было в далеком будущем стать мощными инструментами в построении Всемирного Содружества Бахаи.

Что касается применения принципов учения к отдельным людям согласно велениям мудрости, то мы видим, что Шоги Эффенди переводит Обязательные молитвы и подчеркивает их важность для духовного развития индивидуальных верующих. Мы также отмечаем его объяснение существенных деталей, связанных с обязательностью поста, важностью моногамии, соблюдением Святых дней бахаи и необходимостью прекращать работу в эти дни, требованием избегать алкогольных напитков, наркотиков, вызывающих привыкание, и всех форм сексуального порока, и т. д.

Последняя часть предложения Шоги Эффенди, процитированного выше, имеет прямое отношение к предмету нашего обсуждения, а именно к применению учения к принципам и руководящим указаниям, которые должны определять работу институтов бахаи. Во времена Бахауллы и даже позже, во время пастырства Абдул-Баха, значение предложения в Китаб-и-Акдас (см. ¶181) о Мировом порядке, которое в переводе Шоги Эффенди выглядит как простое и однозначное утверждение в Наисвятой Книге, не было ясно понято. Фактически, этот стих был даже неправильно понят, поскольку ученые Веры восприняли его как ссылку на порядок содержания Наисвятой Книги и формат явления ее стихов.

Только благодаря Шоги Эффенди и его переводу этого стиха на английский язык, который появился в его Законоцарствии Бахауллы в 1934 году, бахаи поняли, что прежние концепции были неверны. Его перевод гласит следующее:

Равновесие мира нарушено сотрясающим действием сего величайшего, сего нового Мирового Порядка. Упорядоченная жизнь человечества совершенно преобразилась под влиянием сего невиданного, сего чудесного Устроения, подобного коему никогда еще не зрили очи смертных. (World Order 146).

Упоминания Бахауллы об институте Дома Справедливости на международном, национальном и местном уровнях обычно воспринимались как всего лишь заявления о создании необходимых центров для управления делами общины. Видение Шоги Эффенди было иным. На международном уровне он считал этот институт куполом, на национальном уровне — колоннами, поддерживающими купол, а на местном уровне — фундаментом, на который должны были опираться эти колонны. Кроме того, эта иерархия должна была возникнуть с помощью выборов при участии рядовых верующих, как ясно сказано в Воле Учителя. Кроме того, эта линия институциональной деятельности должна была иметь аналог в виде назначаемых лиц, которые в первую очередь занимались бы защитой и распространением Веры, что также предусмотрено в том же документе.

Представление о такой системе, которая сегодня общеизвестна для общины бахаи, частично или полностью отсутствовало в умах верующих во время пастырства Бахауллы и Абдул-Баха. В своих предположениях о будущем Дела, путешествуя на ослах или в конных повозках по пыльным дорогам, они, должно быть, гадали, какие сверхъестественные события произойдут, чтобы общины бахаи в рассеянных регионах Востока, а затем в Европе и Северной Америке превратились бы в инструменты для реализации предназначения Бога для человечества.

Перед Своей кончиной Абдул-Баха объяснил друзьям, что Его пастырство подобно дню свадьбы, но что после Него наступит время для создания упорядоченного дома (см. Звезда Запада, т. XII, № 12, с. 194). В одной из Своих Скрижалей Он также упомянул о Своей собственной кончине, а Шоги Эффенди в Законоцарствии Бахауллы ясно говорит, что намерение Абдул-Баха состояло в том, чтобы подготовить друзей к возведению Административного порядка, установленного Его Волей и Завещанием. Он говорит следующее:

Не страшитесь, не страшитесь, если сия Ветвь будет отсечена от сего материального мира и сбросит свои листья; напротив, листья ее расцветут, ибо сия Ветвь будет расти после того, как будет отсечена от сего дольнего мира, она достигнет высочайших вершин славы и принесет такие плоды, которые напоят весь мир своим благоуханием (World Order 146).

Чтобы проиллюстрировать терпение, с которым Шоги Эффенди обучал бахаи пониманию и применению административных принципов, давайте рассмотрим институт Праздника Девятнадцатого дня. На протяжении всего Героического века обычно полагали, что долг оказывать гостеприимство каждые девятнадцать дней относится к отдельным людям, поскольку Административный порядок еще не родился. Более того, Абдул-Баха внес важность молитв и чтения Скрижалей на Праздниках Девятнадцатого дня, которые проводились в домах частных лиц. Поэтому в течение многих лет в Иране бахаи приглашали небахаи на Праздники Девятнадцатого дня и делились с ними отрывками из Писаний. Праздник Девятнадцатого дня, как вы знаете, был установлен в Байане, затем подтвержден в Китаб-и-Акдас и получил дальнейшее развитие во времена Учителя. Вся история этого института поможет нам проследить, что происходило в мире бахаи. Как сказано в предисловии к книге Бог проходит рядом, Шоги Эффенди говорит, что одной из его функций как Хранителя было применение принципов учения, касающихся отдельных людей, к институтам. Таким образом, с появлением Административного порядка Шоги Эффенди менее чем через шестнадцать месяцев после начала Века Становления дал понять, что это положение свода законов Бахаи также обязательно для институтов Веры. Местное Собрание в каждом населенном пункте теперь официально отвечало за проведение Праздника Девятнадцатого дня под своей юрисдикцией с его тремя составными частями, а именно: молитвенной, административной и социальной.
Очень интересное развитие произошло в Иране в отношении проведения Праздников Девятнадцатого дня. Во времена Абдул-Баха эти Праздники, как уже говорилось выше, обычно организовывались отдельными верующими по нечетным дням недели, и на них приглашались люди, которые не были бахаи. С началом Века Становления Шоги Эффенди посоветовал теперь проводить Праздники Девятнадцатого дня предпочтительно в первый день каждого месяца бахаи под юрисдикцией и руководством Местного Духовного Собрания. Персидские друзья обратились к Шоги Эффенди за советом, должны ли небахаи продолжать посещать Праздники, и на том раннем этапе работы Администрации в Иране он решил, что небахаи могут это делать.
Позже, по мере развития Администрации в Соединенных Штатах и Канаде, Шоги Эффенди разъяснил три части Праздника и посоветовал, чтобы такие встречи проводились только для бахаи.
В середине 1930-х годов указания, данные на Западе, стали известны в Иране, и тогда к Шоги Эффенди снова обратились за руководством. Именно в это время он сказал, что советы, данные Западу, теперь применимы и к Востоку. Очевидно, это было связано с тем, что Праздники развивались и стали событиями, когда во время административной части местные верующие обсуждали внутренние вопросы Веры.

Однако 31 марта 1955 года Шоги Эффенди в письме, написанном его секретарем от его имени и адресованном группе бахаи во Флориде, сделал следующее заявление: «Каждый бахаи, как часть своего неотъемлемого духовного права, должен обучать Вере, и один метод, как он может делать это наиболее эффективно, — приглашать друзей в свой дом раз в 19 дней...» (Lights of Guidance 247). Почти два года спустя, 6 марта 1957 года, в письме, написанном от его имени, было дано следующее разъяснение: «Друзья должны осознать свою индивидуальную ответственность. Каждый из них должен раз в 19 дней проводить у себя дома встречу для друзей, на которую приглашаются новые люди и где упоминается и обсуждается какой-либо этап Веры. Если это делается с намерением проявить гостеприимство и любовь бахаи, то результаты будут». (Lights of Guidance 247)

Эти два письма Шоги Эффенди и передаваемое в них послание вполне можно рассматривать как отголосок положений Байана, а также стиха, явленного в Китаб-и-Акдас. В этих текстах верующих призывают оказывать гостеприимство своим гостям, даже, как говорится в Китаб-и-Акдас, «если подается только вода» (Китаб-и-Акдас ¶40). Как следует из его письма, было бы вполне удовлетворительным устраивать встречи для друзей «раз в девятнадцать дней». Любой подходящий день для хозяина или хозяев бахаи, безусловно, соответствовал бы указаниям Шоги Эффенди, при условии, что в течение одного года было бы проведено не менее девятнадцати таких встреч.

Таким образом, сегодня бахаи проводят два вида встреч каждые девятнадцать дней: одну — под наблюдением и руководством Местного Духовного Собрания, это официальный и институциональный Праздник Девятнадцатого дня, предпочтительно проводящийся в первый день месяца, и другая — встречи для друзей в своих домах, чтобы оказывать гостеприимство и обучать Делу.

В настоящее время мы служим в Пятилетнем Плане, в котором подчеркивается важность институтов по подготовке и трех основных видов деятельности. Во время наших поездок по миру мы обнаружили, что бахаи иногда заменяют встречи для друзей кружками, думая, что Всемирный Дом Справедливости отменил встречи для друзей как знак наступления новой эпохи. К сожалению, это намерение было неправильно понято. Учебные кружки — это прежде всего институциональная деятельность, в то время как встречи друзей — это индивидуальная деятельность и обязанность, направленная на оказание гостеприимства и обучение Делу. Кружки не отменяют обязанности проводить встречи для друзей. Бахаи должны понимать, что учебные кружки становятся частью деятельности общины. Мы призваны поддерживать учебные кружки и проводить встречи с друзьями в своих домах, а также посещать Праздники Девятнадцатого дня.

Нет необходимости говорить о том, что Шоги Эффенди, как до него Бахаулла и Абдул-Баха, также обращал внимание членов общины на важность обучения Вере и призывал друзей доносить послание Нового Века людям всех сословий. В Героический век Веры славные подвиги в работе по обучению Вере совершили Вестники рассвета, Апостолы Бахауллы, Ученики Абдул-Баха, Десницы Дела Бога, а также прославленные и выдающиеся учителя и распространители Дела. Эти достижения были как откликом на конкретное руководство Главы Веры, так и результатом индивидуальных инициатив преданных и упоенных Богом верующих.

С 1916 и 1917 годов, когда были явлены Скрижали Божественного Плана, и до 1937 года, когда под руководством Шоги Эффенди был запущен первый Семилетний план североамериканских бахаи, начальные и элементарные службы Веры не принимали активного участия в инициировании проектов обучения Вере. Эти первые административные институты, безусловно, напоминали верующим об обязанности обучать Делу и поощряли друзей, когда те поднимались. Несколько выдающихся личностей, как на Востоке, так и на Западе, безусловно, поднялись, путешествовали, распространяли Послание, провозглашали его и способствовали взращиванию общин, исполненных энтузиазма. Но эти усилия не были созданы под руководством избранного центрального административного органа. Глава Веры, безусловно, знал об этих начинаниях и во многих случаях инициировал и даже направлял их. Этот период с 1916 и 1917 до 1937 года был описан как фаза, когда Скрижали Божественного Плана были «отложены».

По мере формального учреждения Местных и Национальных Собраний в течение первых шестнадцати лет Века Становления Шоги Эффенди неизменно призывал их взять на себя ответственность на поприще обучения Вере, в частности, организовывать круговые поездки по обучению Вере, стимулировать деятельность пионеров и вносить свою лепту в продвижение работы по расширению.

Только в 1937 году, как уже говорилось выше, Шоги Эффенди счел, что пришло время для Национального Духовного Собрания в Северной Америке предпринять первый план обучения Вере, когда-либо официально принятый и институционально исполняемый в мире бахаи, так что в дополнение к обязанности отдельных людей обучать Вере, на институты также была возложена обязанность принять цели обучения Вере и обеспечить их систематическое выполнение.

Давайте посмотрим на статистику бахаи, касающуюся расширения. За первые девяносто три года с момента возникновения Веры — то есть семьдесят семь лет Героического века плюс первые шестнадцать лет Хранительства — мы видим, что свет Веры достиг пятнадцати стран к концу пастырства Бахауллы, тридцати пяти стран к концу пастырства Абдул-Баха и сорока четырех стран к 1937 году, когда был запущен первый Семилетний план.

Чтобы продемонстрировать скорость, с которой происходило расширение Веры после начала этой новой фазы институциональных обязанностей, отметим, что к концу первого Семилетнего плана число стран, открытых для Веры, выросло с сорока трех до семидесяти восьми, то есть более чем на 80 процентов всего за семь лет.

Нигде в трудах Шоги Эффенди мы не находим конкретных указаний для Национальных Духовных Собраний о том, как сформулировать план и каким образом упорядоченно его выполнять. Однако, наблюдая за тем, как Шоги Эффенди общался с Национальными Духовными Собраниями по поводу их планов обучения Вере, можно понять, что у него были определенные основополагающие условия, которые он соблюдал. Предварительное изучение этих факторов позволяет выявить некоторые их существенные особенности, такие как:

1. План должен был содержать четко сформулированные цели и задачи.
2. Начало и конец плана должны быть ясно определены в месяцах или годах и объявлены друзьям.
3. Цели должны быть сформулированы реалистично в показателях, соизмеримых с возможностями общины.
4. Весь механизм институтов Веры, а также рядовые члены общины должны чувствовать свою приверженность выполнению плана, искренне поддерживая его человеческими и финансовыми ресурсами.
5. В некоторых случаях, особенно если план рассчитан на длительный период, он должен быть разделен на отдельные этапы, чтобы службы Администрации и верующие могли сосредоточиться на требованиях каждого этапа.
6. Общину необходимо регулярно информировать о прогрессе в достижении поставленных целей.

Административный порядок упоминается в писаниях Самого Баба, где Он пишет о появлении Мирового порядка Бахауллы. Баб был не только Предтечей Бахауллы, Он также был Провозвестником появления Мирового порядка Бахауллы. Шоги Эффенди нередко подчеркивал этот момент паломникам. Баб говорит в Байане: «Благо тому, кто устремляет свой взор на Порядок Бахауллы» (World Order 146-7). В Китаб-и-Акдас Бахаулла ясно говорит, что этот Порядок находится в процессе становления, что он окажет революционизирующее воздействие на человеческие дела, что он нарушит равновесие мира и что его особенности уникальны. Кроме того, Он пишет о положении Всемирного Дома Справедливости и о более низких уровнях этого Института. Он также упомянул о Десницах Дела и возвел в этот ранг нескольких верующих. Шоги Эффенди говорит, что в Героическом веке мы находим зачатки Мирового порядка Бахауллы. В дополнение к этому появились совещательные собрания друзей. Местных Собраний как таковых не было, как не было и выборов, но были встречи друзей, на которых они совещались об интересах Дела. Во времена Абдул-Баха это получило некоторое развитие, но не формально и не систематически, а лишь в элементарном виде. Таким образом, Местные Духовные Собрания в основном назывались Совещательными советами или Домами духовности.

После вознесения Абдул-Баха в 1921 году мы стали свидетелями становления Административного порядка. Планов обучения Вере как таковых не существовало в течение шестнадцати лет между 1921 и 1937 годами. У нас были действующие Собрания и выборы, которые носили формальный характер. Мы проводили съезды в установленном порядке с избранными делегатами, собирали и избирали Национальное Духовное Собрание каждой страны. У нас были действующие комитеты. У нас были созданы национальные и местные фонды. У нас были публикации бахаи и рецензирование публикаций. Все это происходило в период становления Административного порядка, за исключением планов обучения Вере.

Даже в 1937 году мы не понимали, каковы требования к плану обучения Вере. Шоги Эффенди помогал общине бахаи шаг за шагом, мудро, терпеливо, с любовью объясняя, как это должно быть сделано. В рамках первого Семилетнего плана в одной стране мы узнали, что должны быть цели, что эти цели должны быть точными, что должно быть определено время, к которому цели должны быть достигнуты, что должны быть выделены конкретные фонды для осуществления этих планов, что все друзья должны знать, каковы цели, и работать в унисон, и что должны быть созданы специальные комитеты для осуществления плана обучения Вере.

Сегодня все это для нас привычно, но в 1937 году это было в новинку. Другие Национальные Собрания мира вначале не понимали, что происходит в Соединенных Штатах и Канаде. Только по мере развития плана и распространения новостей друзья в других странах узнали, что у американцев и канадцев есть Семилетний план обучения. Но у них не было своих собственных планов обучения Вере.

В таблице № 3, приведенной в приложении, есть узкая колонка под названием «передышка». Этим термином Шоги Эффенди обозначал период передышки между двумя планами и период укрепления достигнутого. Шоги Эффенди предоставил североамериканским верующим двухлетнюю передышку с 1944 по 1946 год.

В статье под названием Двадцать пять лет Хранительства, которую можно найти в журнале The Bahá'í World, том XI, 1946-1950, Рухиййа-ханум объяснила нечто очень важное. Она рассказала, что после кончины Абдул-Баха члены Его семьи, а также старшие и опытные бахаи с Востока и Запада предложили Хранителю, которому тогда было двадцать четыре года, что поскольку он молод и поскольку Абдул-Баха предусмотрел назначение Десниц Дела в помощь ему и так как и Бахаулла, и Абдул-Баха предусмотрели избрание Всемирного Дома Справедливости, то, безусловно, настало время предпринять шаги для избрания Всемирного Дома Справедливости и назначения Десниц Дела.

Рухиййа-ханум писала, что довод Шоги Эффенди заключался в том, что Всемирный Дом Справедливости — это купол. Сначала должен быть построен фундамент, и только потом на него может опираться купол. Именно поэтому он подчеркивал важность Местных и Национальных Духовных Собраний и их функционирования. Делегаты должны были избираться на Национальный съезд, Местные Собрания должны были составлять статистику, чтобы видеть количество взрослых верующих, потому что делегаты должны были распределяться в соответствии с численным составом каждой местности. Таким образом, статистика также была важна. Когда по всему миру было создано достаточное количество Национальных Духовных Собраний, тогда, наконец, можно было установить купол.

В 1946 году Шоги Эффенди приступил к реализации нового Семилетнего плана. Это должен был быть второй североамериканский Семилетний план, рассчитанный на период с 1946 по 1953 год. В период передышки некоторые Национальные Собрания жаждали двигаться вперед. Одним из Национальных Духовных Собраний, которым Шоги Эффенди гордился и которое было вполне бодрствующим, было британское Собрание. Прежде всех других общин мира эта община написала Шоги Эффенди и попросила его дать им цели. В наши дни Национальные Духовные Собрания принимают свои собственные цели, но в те дни это было только начало, поэтому Шоги Эффенди дал им цели для Шестилетнего плана.

После того как британцы приступили к реализации своего плана, Шоги Эффенди начал слегка подталкивать другие Национальные Духовные Собрания. Он побуждал их, призывал их, поощрял их, чтобы они также стали частью коллективной деятельности по обучению Вере. Одно за другим остальные Национальные Духовные Собрания откликнулись. К концу 1953 года все Национальные Духовные Собрания во всем мире бахаи были вовлечены в план обучения Вере, некоторые — на шесть лет, некоторые — на пять, другие — на три или два года. К концу второго Семилетнего плана весь мир бахаи был вовлечен в работу над планами обучения Вере, набираясь опыта в том, как вести организованную работу по обучению Вере. В этот период, а также в более ранние периоды, мы видим в трудах Хранителя, что он постоянно указывал на тот день, когда будет налажено международное взаимодействие среди бахаи в рамках подготовки к будущим событиям. Он давал указания, сигнализировавшие о том, что мы приближались к такому времени.

Самые проникновенные отрывки из посланий Шоги Эффенди были написаны в 1951 году. В 1951 году он отправил два послания: одно Соединенным Штатам и Канаде, другое — британскому Национальному Духовному Собранию. В этих посланиях, очень похожих по содержанию, он упоминал о Международном Совете Бахаи, который был создан в 1950 году и должен был стать преамбулой к избранию Всемирного Дома Справедливости. Таким образом друзья знали, что у них есть подготовительный или зачаточный орган, который должен был пройти определенные стадии развития и достичь кульминации во Всемирном Доме Справедливости. Далее он сообщил, что почти одновременно мы должны приступить к реализации Двухлетнего плана, который будет находиться под управлением британского Национального Духовного Собрания, и что он призывает еще три Национальных Духовных Собрания присоединиться к американскому и британскому — а именно Иран, Индию и Египет, то есть всего пять. Он сказал, что механизмы этих пяти Национальных Собраний будут работать вместе на одном континенте, а именно в Африке. По мнению Шоги Эффенди, это было чрезвычайно важно с точки зрения эволюции органической работы Международного Сообщества Бахаи, поскольку впервые механизмы пяти Национальных Собраний будут работать вместе на конкретном поприще обучения Вере. Это, по его словам, было прелюдией к тому времени, когда все Национальные Собрания мира будут работать вместе над одним крупным международным начинанием. С одной стороны, Шоги Эффенди обратил наше внимание на грядущие выборы Всемирного Дома Справедливости через создание Международного Совета Бахаи. С другой стороны, он предвосхищал этап международного сотрудничества, когда все Национальные Собрания будут взаимодействовать друг с другом. Он фактически готовил мир бахаи к началу реализации Десятилетнего плана, который впервые потребует глобального взаимодействия между всеми Национальными Собраниями.

Глядя на сегодняшний мир бахаи, мы видим, что Национальные Духовные Собрания уже привыкли иметь цели обучения Вере. Более того, многие активные Местные Духовные Собрания в различных частях мира теперь формулируют свои собственные местные планы обучения и консолидации. Очевидно, что это весьма желательное достижение, поскольку оно привносит метод и систему в продвижение Веры и ее интересов.

Помимо Национальных и Местных Собраний, Всемирный Дом Справедливости призвал отдельных бахаи следовать примеру, подаваемому национальными и местными институтами. Отдельных людей также призывали разрабатывать личные планы действий, особенно в достижении целей обучения Вере. В письме от 16 ноября 1969 года Всемирный Дом Справедливости писал:

…Теперь каждому бахаи необходимо поставить перед собой индивидуальные цели обучения Вере. Наставление Абдул-Баха приводить к Вере хотя бы одну новую душу каждый год и увещевание Шоги Эффенди проводить у себя дома встречу для друзей каждый месяц бахаи — вот примеры индивидуальных целей. Многие способны сделать еще больше, но уже одно это обеспечит окончательную и полную победу Плана. (Lights of Guidance 248)

При формулировании наших собственных индивидуальных целей нам вполне могут пригодиться какие-то методы, которые Шоги Эффенди применял на практике, помогая Национальным Собраниям реализовывать их планы обучения Вере.

Каким же возвышающим душу зрелищем станет для нас тот день, когда в рамках широких руководящих принципов, установленных Всемирным Домом Справедливости, каждое Национальное Собрание, каждое Местное Духовное Собрание и каждый преданный приверженец Дела сформулируют планы и линии действия и приложат всякое усилие молитвенно, непрестанно и самоотверженно, чтобы довести принятые цели до конца и возложить урожай этих усилий к стопам Благословенной Красоты.